{ more than more / больше, чем море }
Кое-что из истории Кёнигсберга, или как делили Восточную Пруссию
08.03.2016 387 3

Кое-что из истории Кёнигсберга, или как делили Восточную Пруссию

Современный Калининград, самый западный форпост нашей страны сегодня мало чем напоминает бывший имперский германский Кёнигсберг. А ведь в былые времена столица Восточной Пруссии блистала, именно отсюда пошло объединение всех немецких земель в единую Германию, была создана колыбель германской государственности, цитадель рыцарства и прусского милитаризма, это здесь были выношены планы Первой и Второй мировых войн.

Из истории известно, что главный город Восточной Пруссии Кёнигсберг был основан в 1255 году немцами-крестоносцами тевтонского ордена как опорный пункт при завоевании ими земли древних пруссов – группы балтийских племен, издревле населявших южное побережье Балтийского моря. С 1312 года в Кёнигсберге обосновался «великий маршал» Тевтонского ордена, город активно заселялся выходцами из различных областей Германии и вскоре вошел в состав Ганзейского союза.

В 1618 г. Бранденбург объединился с герцогством Пруссия, а в 1701 г. Бранденбургско-Прусское государство стало королевством Пруссии (столица Берлин). История возникновения и развития Прусского государства постоянно была связана с захватами чужих земель. Господство военщины в Пруссии всегда было её характерной чертой.

Бранденбургские ворота в Кенигсберге
Бранденбургские ворота в Кенигсберге

Вот как описал свои впечатления от Пруссии Маршал Баграмян И.Х.: «…Утром 9 февраля 1945 года мы пересекли границу Восточной Пруссии. Уже через несколько десятков километров у нас создалось впечатление, будто мы попали в обширное военное поселение. Все деревни и хутора выглядели как маленькие опорные пункты с мощными стенами из дикого камня и красного кирпича, поместья же прусских юнкеров были настоящими крепостями. Так обстраивались обычно конкистадоры-разбойники, захватившие чужую землю» (Баграмян И.X. Так шли мы к победе. — М.: Воениздат, 1977).

И только России время от времени удавалось укрощать строптивых и агрессивных прусаков, так в период 1756-1763 годов Россия и Пруссия, государства, не имеющие общих границ, стали участниками длительной и жестокой войны, известной как Семилетняя, боевые действия между ними длились четыре с половиной года.

Война для Пруссии шла крайне неудачно и в итоге, в январе 1758 года русскими войсками был взят Кёнигсберг.

Интересно отметить, предвидя неминуемый захват провинции русскими войсками, практичные немцы из числа представителей местной власти решили, что лучше не подвергать опасности жизни населения, города и деревни разрушениям, а отдаться «под другую корону».,

Таким образом, Кёнигсберг добровольно перешел под покровительство России, а вся Восточная Пруссия была занята русскими войсками и в ней под начальством русского генерал-губернатора была введена русская администрация.

В начале мая Фермор объявил всем воинским начальникам, «что в облегчение моих трудов по генерал-губернаторству королевства Прусского определен генерал-поручик Корф с жалованием по 500 рублей на месяц с доходов Пруссии».

После Корфа руководство провинцией осуществляли еще три губернатора: В.И.Суворов (отец А.В.Суворова), П.И.Панин и Ф.М.Воейков. В то же время сохранялась и должность генерал-губернатора. Официально генерал-губернаторы руководствовались манифестом Елизаветы Петровны от 6 марта 1758 года, в котором указывалось: «…соизволяем мы и среди самой войны пещись сколько можно о благосостоянии невиновных худому своему жребию земель, потому торговлю их и коммерцию не пресекать, но защищать и вспомоществовать» [РГАДА, ф.25, оп.1, д.128, л.].

В декабре 1761 года внешнеполитический курс России был резко изменен в связи со смертью императрицы Елизаветы. Ее преемник Петр III, почитатель прусского короля, отказался от всех завоеваний на территории Пруссии и распорядился освободить ее население от присяги на верность российскому императору.

Вывод русских войск был закончен в августе 1762 года уже при правлении Екатерины II. Так завершилось почти пятилетнее российское правление в Восточной Пруссии.

После поражения Германии в Первой мировой войне велики были и потери Восточной Пруссии, так как провинция была единственной немецкой территорией, на которой происходили боевые действия.

По Версальскому мирному договору 1919 года, завершившему войну, Германия, наряду с другими обязательствами, признав полную независимость Польши, отказалась в ее пользу от части Верхней Силезии; вопрос об остальной ее части, так же как и о некоторых округах Восточной Пруссии (Мариенвердер и Алленштайн), должен был решиться проведением плебисцитов по вопросу их государственной принадлежности. Однако эти южные районы Восточной Пруссии так и не отошли к Польше.

Плебисцит был проведен в июле 1920 года, 84,3% населения проголосовали за вхождение в Восточную Пруссию. Эти территории составили восточнопрусский административный округ Мариенверден.

Кроме того, по Версальскому миру от территории Восточной Пруссии были отделены Мемельский район и город Мемель, которые передавались под управление Лиги наций (в 1924 году эти территории вошли в состав Литвы).

От Восточной Пруссии отделялась также область Зольдац; Германия отказалась от прав на г.Данциг с округом, который объявлялся вольным городом под защитой Лиги наций.

В целом Восточная Пруссия потеряла около 315 тысяч гектаров площади и 166 тысяч своих прежних граждан. Провинция оказалась отрезанной от остальной части Германии (так называемым Польским (Данцигским) коридором) и столкнулась с большими экономическими трудностями. Оборвалось транзитное русское транспортное и товарное сообщение – важнейший источник доходов. До первой мировой войны Кёнигсберг обслуживал громадные российские районы, через него шли русские товары из двадцати двух губерний. Зерно и семена поступали в Кёнигсберг железнодорожным путем через пограничные станции Вержблово и Граево. Часть зерна в Кёнигсберге перегружалась на пароходы и морем направлялась в другие страны или в глубь Германии, часть использовалась в провинции. Вся эта четко налаженная система перевозок оказалась разрушенной.

Кафедральный собор в Кёнигсберге, довоенная аэрофотосъёмка / Königsberger Dom
Кафедральный собор в Кёнигсберге, довоенная аэрофотосъёмка / Königsberger Dom

Окончательно судьба Восточной Пруссии и ее столицы Кенигсберга решилась во время Второй мировой войны, а если быть точнее то в самый ее разгар в 1943 году.

На четвертом заседании Тегеранской конференции руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании (28 ноября – 1 декабря 1943 года) президент Рузвельт предложил обсудить вопрос о расчленении Германии. Он заявил, что с целью «стимулировать» дискуссию по этому вопросу он хотел бы изложить составленный им «лично два месяца тому назад план расчленения Германии на пять государств». Так, по его мнению, «Пруссия должна быть возможно ослаблена и уменьшена в своих размерах. Пруссия должна составлять первую самостоятельную часть Германии…» [Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т.2, Тегеранская конференция, М., 1984, с.148-149.].

Английский премьер-министр Черчилль выдвинул свой план расчленения Германии. Он предложил, прежде всего, «изолировать» Пруссию от остальной Германии. «Я держал бы Пруссию в жестких условиях», — заявил он [Там же, с.149.].

Сталин в этой связи сказал, что «русские не имеют незамерзающих портов на Балтийском море. Поэтому русским нужны были бы незамерзающие порты Кёнигсберг и Мемель и соответствующая часть территории Восточной Пруссии. Тем более, что исторически – это исконно славянские земли.

Это обоснование Сталина неверно, т.к. пруссы никогда не были славянскими племенами. Но эта точка зрения имела место в советской историографии, поскольку в одной из работ К.Маркса пруссы были названы славянскими племенами… Если англичане согласны на передачу нам указанной территории, то мы будем согласны с формулой, предложенной Черчиллем» [Там же, с.150.].

Это предложение о передаче СССР незамерзающих портов на Балтийском море находилось в соответствии с признанием западными державами права СССР иметь выход к незамерзающим морям. Во время беседы глав правительств во время завтрака 30 ноября Черчилль заявил, что «России необходимо иметь выход к незамерзающим портам» и «…англичане не имеют против этого никаких возражений» [Там же, с.126.]. 4 февраля 1944 года в послании У.Черчиллю по вопросу о границах Польши Сталин вновь повторил свою мысль: «Что касается Вашего заявления полякам, что Польша могла бы значительно раздвинуть свои границы на западе и севере, то, как Вы знаете, мы с этим согласны с одной поправкой. Об этой поправке я говорил Вам и президенту в Тегеране.

Мы претендуем на то, чтобы северо-восточная часть Восточной Пруссии, включая Кёнигсберг, как незамерзающий порт, отошла к Советскому Союзу. Это единственный кусочек германской территории, на который мы претендуем. Без удовлетворения этой минимальной претензии Советского Союза уступка Советского Союза, выразившаяся в признании линии Керзона, теряет всякий смысл, как об этом я уже Вам говорил в Тегеране» [Переписка председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т.1, М., 1976, с.235.].

Позиция СССР по вопросу о Восточной Пруссии накануне Крымской конференции изложена в кратком резюме записки Комиссии по вопросам мирных договоров и послевоенного устройства «Об обращении с Германией» от 12 января 1945 года:

«1. Изменение границ Германии. Предполагается, что Восточная Пруссия отойдет частью к СССР, частью к Польше, а Верхняя Силезия к Польше…

Более подробно вопрос о Восточной Пруссии был рассмотрен на Берлинской (Потсдамской) конференции руководителей трех союзных держав 17 июля – 2 августа 1945 года, проходившей уже после окончания боевых действий в Европе.

На пятом заседании министров иностранных дел 22 июля советская делегация передала делегациям США и Англии предложения относительно Кёнигсбергской области: «Конференция выразила согласие с предложением Советского Союза о том, чтобы впредь до окончательного урегулирования территориальных вопросов на мирном конгрессе, прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты, обозначенного на прилагаемой карте к востоку – севернее Браунсберга – Гольдапа к стыку границ Литовской ССР, Польской Республики и бывшей Восточной Пруссии» [Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 17 июля – 2 августа 1945 г., М., 1980, с.351.].

23 июля на седьмом заседании глав правительство был рассмотрен вопрос о передаче Советскому Союзу района Кёнигсберга в Восточной Пруссии. Сталин при этом заявил, что «президент Рузвельт и г-н Черчилль еще на Тегеранской конференции дали свое согласие на этот счет, и этот вопрос был согласован между нами. Мы хотели бы, чтобы эта договоренность была подтверждена на данной конференции» [Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 17 июля – 2 августа 1945 г., М., 1980, с.161-162.].

В ходе обмена мнениями делегации США и Англии подтвердили свое согласие, данное в Тегеране, на передачу Советскому Союзу города Кёнигсберга и прилегающего к нему района.

В Протоколе Берлинской конференции трех великих держав от 1 августа 1945 года в разделе V и в Сообщении о Берлинской конференции трех держав от 2 августа 1945 года в разделе VI «Город Кёнигсберг и прилегающий к нему район» было сказано: «Конференция рассмотрела предложение Советского правительства о том, чтобы впредь до окончания решения территориальных вопросов при мирном урегулировании прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты к востоку – севернее Браунсберга-Гольдапа к стыку границ Литвы, Польской Республики и Восточной Пруссии.

Конференция согласилась в принципе с предложением Советского правительства о передаче Советскому Союзу города Кёнигсберга и прилегающего к нему района, как описано выше. Однако точная граница подлежит исследованию экспертов.

Политическая карта Восточной Пруссии, до и после раздела территории
Политическая карта Восточной Пруссии, до и после раздела территории

Если сравнивать с современными границам, то Пруссию разделили следующим образом: 2/3 всей территории отдали Польше; город Кенигсберг и Земландский полуостров — России; Мемельскую область — Литве (современная Клайпеда — это немецкий Мемель).

В советской зоне оккупации на территории Восточной Пруссии немецкое население продолжало находиться до 1948 года.

7 апреля 1946 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Об образовании Кенигсбергской области в составе СССР».

А через четыре месяца, 4 июля, также указом Президиума Верховного Совета СССР городу было дано новое имя — Калининград. Область стала называться Калининградской.

По воспоминаниям очевидцев положение немцев, не успевших или не захотевших бежать, было очень тяжелым. Большинство из них лишились прежнего жилья.

Когда возникала необходимость разместить советских переселенцев, немецкие семьи выселяли, не принимая никаких возражений. Всего в Германию было отправлено 48 эшелонов, в которых находилось более 102 тысяч депортированных немцев. (Костяшов Ю.В. Выселение немцев из Калининградской области в послевоенные годы — Вопросы истории, №. 6, 1994).

Организация депортации советскими властями была организована и проведена на довольно высоком уровне, о чем свидетельствует относительно небольшое количество жертв. Например, в октябре-ноябре 1947 года, по данным советского МВД, в пути 26 переселенцев умерли от истощения и один — от разрыва сердца.

Аналогичные депортации в остальной Европе сопровождались многотысячными жертвами. Поляки, венгры, чехи не щадили немцев, которых выселяли из Силезии, Трансильвании, Судет.

Массовое переселение советских граждан в Калининградскую область началось в 1946 году, в основном это были переселенцы из Белоруссии, Псковской, Калининской, Ярославской и Московской областей. Новые переселенцы приезжали сюда по партийным и комсомольским путевкам, а также в результате вербовки, проводившейся калининградскими промышленными предприятиями, нуждавшимися в рабочей силе, и колхозами и совхозами, которые начали создаваться на бывших немецких землях по указанию новых властей.

Пребывая в Прибалтике в течение 700 лет немцы за это время полностью ассимилировали местное прусское население, однако после Второй мировой войны волна немецкой экспансии отхлынула восвояси, ассимиляция по-советски произошла гораздо быстрее, всего за два с небольшим года.


Текст приведён без изменений и сокращений; сохранены авторские орфография, стилистика и пунктуация.

Комментарии (3)
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
  1. Игорь Фёдорович
    #1 Игорь Фёдорович Гости 30 августа 2017 17:07
    +2
    На репродукции моей работы - Штайндаммские, а не Бранденбургские, ворота!
    1. fogmaker
      #2 fogmaker Посетители 31 августа 2017 11:10
      0
      Благодарю вас, это очень уместное и нужное замечание! Было бы и вовсе здо́рово, если бы вы предоставили тут ссылочку, по которой читатели смогут познакомиться с вашими замечательными работами. relaxed

      В то же время хочу напомнить о том, что правила цитирования жёстко регламентированы и не разрешают вносить редакторские правки в перепечатываемый текст, поэтому если в оригинале указано, что это «Бранденбургские ворота», то редакция бессильна их переименовать. pensive
    2. Фёдор Игоревич
      #3 Фёдор Игоревич Гости 3 сентября 2017 22:59
      +1
      А на репродукции моей работы — Бранденбургские, а не Штайндаммские, ворота!
Войти через: